Тамаз Мечиаури: членство в НАТО нужно лишь для защиты какой-то группы представителей власти


Тамаз Мечиаури: членство в НАТО нужно лишь для защиты какой-то группы представителей власти

По актуальным вопросам внешней и внутренней политики страны с «Грузией и миром» беседует член парламента Грузии Тамаз Мечиаури.

— Почему даже после публикации тюремных кадров и скрытых видеозаписей, обнаруженных в бочках, международная общественность поддерживает «Национальное движение»? Является ли это результатом слабости вашей власти?

— Это из-за того, что «националы» успешно работали с международными организациями, большое значение придавали пиару и для этого не скупились даже на большие деньги. С одной стороны, я согласен, возможно, мы, действительно, работали недостаточно в этом направлении, особенно – в первые годы прихода к власти. Но, к заслуге нынешней власти, считаю, что она максимально избежала той или иной попытки вовлечь нашу страну в авантюру. Наша власть более независима от внешних сил, хотя бы финансово, что, полагаю, не нравится этим силам, которые, посредством прежней власти, довольно успешно вмешивались в наши внутренние дела. 

— Украинский «Викиликс» распространил разговор Саакашвили с членами своей команды, в котором министра обороны Тинатин Хидашели и президента Грузии Георгия Маргвелашвил он упоминает в качестве своих сторонников. Как вы думаете, возможно ли, что в будущем мы увидим их рядом с «националами»?

— Давайте, я не буду отвечать на этот вопрос, поскольку, если между членами коалиции возникнут подозрения, то мы постараемся все решить внутри коалиции.

— По заявлению одного из лидеров Республиканской партии Давида Бердзенишвили, то, что сегодня у Грузии коалиционное правительство, является заслугой Республиканской партии, и коалиция без нее существовать не могла бы. Согласны ли вы с этим мнением?

— Это ошибочное заявление. Коалиции не было бы лишь в том случае, если бы не было Бидзины Иванишвили и его «Грузинской мечты». А без любой другой партии коалиция все равно победила бы.

— Распространяются слухи о возвращении Бидзины Иванишвили в политику, чтобы в 2016 году он возглавил коалицию и помочь тем же республиканцам и другим входящим в коалицию партиям снова одержать победу на выборах.

— Смотря, что вы имеете в виду под возвращением. Возвращение не означает, что нужно непременно быть в списке или возглавлять его. Он может быть лидером коалиции, но, помимо партийной должности, никакой другой должности во власти не занимать и публично заявить о том, какую политическую силу он поддерживает.

Хотя, я пока не знаю, какой будет коалиция. Подождем, какую она примет конфигурацию.

— Конфронтация во власти ясно видна – премьер и президент выражают радикально разнящиеся позиции чуть ли не по всем важным вопросам. А недавно они обвинили друг друга в обострении ситуации.

— Их воззрения, мягко говоря, отличаются. Премьер руководствуется, в основном, той программой, с которой «Грузинская мечта» пришла к власти. А президент, приняв присягу, начал самостоятельную игру, зачастую не совпадающую с предвыборной программой. Исходя из этого, порой мы принимаем отличающиеся друг от друга решения, что, конечно же, не пойдет на пользу стране.

— Законопроект парламентария Закария Куцнашвили, касавшийся запрета премий должностным лицам, провалился. Почему должностные лица не могут расстаться с премиями, и какова по этому вопросу ваша позиция как председателя финансово-бюджетного комитета парламента?

— Проект Закария Куцнашвили я поддержал, но, по правде говоря, поступил так лишь потому, чтобы кто-то не сказал, что я его провалил. Скажу прямо: этот законопроект не принес бы значительного результата, поскольку мы отменяли премии в той части, в которой они и так не действуют. Если мы отменим премии в среднем звене, к примеру, не дадим премию рядовому полицейскому, то он потеряет мотивацию, и этот вопрос в данном контексте и так не был предусмотрен.

— Как известно, обстановка между двумя нашими соседними странами – Россией и Турцией – стала напряженной. Если ситуация обострится, кого должна поддерживать Грузия?

— Грузии не следует вмешиваться в этот конфликт, и она должна сделать все, чтобы не стать стороной. Однозначной позиции нет и у стран-членов НАТО – Франции, Германии, Великобритании. Они делают довольно умеренные комментарии и призывают Россию к совместному сотрудничеству в антитеррористической коалиции. В таком случае, если мы будем предпринимать радикальные шаги и вызывать у кого-то раздражение, это пойдет не на пользу Грузии.

— Некоторые думают, что это противостояние дает нам шанс вернуть потерянные территории. Насколько правильно это мнение?

— Не хочу, чтобы мы впадали в другую крайность, это тоже вовлечение в конфликт. Сначала должны проследить за развитием событий и подумать о главной угрозе, перед которой стоим не только мы, но и весь мир. Сейчас главное – борьба против терроризма, и против этой угрозы должен объединиться весь цивилизованный мир.

— Мы участвуем в Миссии международной безопасности, и наши войска находятся в Афганистане, а не в Сирии против «Исламского государства», которое, в отличие от афганцев, угрожает непосредственно Грузии. Боевики этой организации безжалостно уничтожают местных православных только лишь из-за вероисповедания…

— Если бы большим государствам, которые сейчас борются против терроризма, нужно было вовлечь в этот процесс Грузию, нам бы это было известно. Поэтому, не думаю, что наша активность в этой ситуации – правильная позиция. Исходя из нашего геополитического положения, мы можем стать мишенью, тем более, что обстановка в регионе нестабильная и напряженная, и наше участие в различных миссиях и без того раздражает определенные силы.

— Вступление Грузии в североатлантический альянс, если судить по последним заявлениями государств-членов этой организации, отложено по-прежнему на неопределенный срок. Кроме того, многие представители стран-членов НАТО уже неприкрыто говорят нам, что страну с территориальными проблемами в альянс никто не примет. Однако некоторые представители власти по-прежнему убеждают народ, что в ближайшем будущем Грузия непременно станет членом НАТО.

— На мой взгляд, главной целью нашей страны являются территориальная целостность и стабильность. Исходя из этого, когда та или иная страна объединяется в альянс (имею в виду НАТО), она это делает потому, что альянс берет обязательство дать этой стране гарантии защиты ее территорий. И если территориальной целостности этой страны станет угрожать опасность, альянс должен защитить ее от агрессии. Разумеется, я не согласен с теми, кто готов на любых условиях вступить в НАТО так, чтобы этот альянс не взял на себя никакой ответственности перед нашей страной. Было и такое мнение, чтобы мы стали членом НАТО без пятой статьи Положения, но главный смысл вступления в НАТО – как раз в этой пятой статье, которая обязывает страны-члены альянса защищать территориальную целостность друг друга и во время конфликта быть рядом. А если НАТО такое обязательство не возьмет — мы ведь хотим вступать в североатлантический альянс не только для того, чтобы наши солдаты участвовали в военных миссиях?!

Такие заявления я считаю неправильными. Если кто-то хочет оставить себе только президентскую резиденцию и одно из правительственных зданий, за безопасность которых будет ответствен альянс, и если НАТО нам нужно для гарантий нахождения у власти определенных групп, а взамен мы должны уступить Грузию, конечно, такая позиция для меня неприемлема. Мы хотим, чтобы была защищена страна.

— Есть ли такое желание и мнение сегодня?

— Не знаю, я, просто, не понимаю мотивацию, мы должны хорошенько все взвесить, и только в том случае стать членом НАТО, если это членство принесет нам больше пользы, чем нахождение вне альянса. Однако членство в НАТО безо всяких условий – это неправильно. Если никто не возьмет на себя ответственность за Абхазию и Самачабло, и, в случае опасности, ни у кого не будет обязательства нас защищать, тогда выходит, что членство в НАТО нужно лишь для защиты какой-то группы представителей власти. И это я считаю совершенно неприемлемым.

ГРУЗИЯ И МИР


You may also like...